Киварин 2004 осень
 Новости

 Форум,в контакте

 Календарь 2018

 Экспедиции

 Мероприятия

 Правила

 Вопросы-ответы

 Свод советов

 От участников

Замороженный УАЗ (01.2013)

Остров Троица 2010

Воттовара 2010

Разное

ДоКиваринская эпоха

Киварин 2001 весна

Маннергейм 2002

Джип Фестиваль 2002

Киварин 2002 весна

Киварин 2003 весна

Киварин 2003 осень

Киварин 2004 весна

Киварин 2004 осень

Киварин 2006 осень

Киварин 2007 осень

Фестиваль 2008 от Дикой Дивизии

Киварин 2008 весна

Питер-Выборг 2008

Киварин 2008 осень

Маннергейм 2009

Питер-Выборг 2009

Киварин 2009 осень

Маннергейм 2010

Сумрак 2010

 Ищем таланты!

 Полезные вещи

 Автотурюмор ;-)

 Полезные ссылки

 Законодательство

 Рекомендовано WWW.LOSIK.RU

 Пресса о нас

 Реклама на мероприятиях клуба

 Персональные данные




зимние шины контайр . Самая актуальная информация эвакуатор калининград на сайте.

Дмитрий Дубатовка

Быков Алексей

Миндель Леонид



Дмитрий Дубатовка

Стоит необычно теплая осень, и все залито водой. Попытки найти свежие трассы не увенчались успехом, и Киварин за редким исключением прошел по маршрутам прошлогодней осени. Однако это совсем не означает, что он был легким - скорее наоборот. Колеи на трассе "стандарт" иногда заставляют порадоваться подготовке наших организаторских машин...

Хроники больного эвакуатора, день первый.

Итак. Пятница, вечер… после тренировки ползу в лагерь. Один. Темно как у негра сами понимаете где, дождь, ночь, на пороге Ильич… то есть пушной зверь… короче дворники не работают, двиг больше 60 машину не разгоняет. Обалдеть. С трудом нахожу лагерь, там недовольный Макс. Оставляет меня встречать участников, встречаю до 2.00 потом валюсь спать.

Утром надо быстро-быстро ехать давать старт СУ-1 стандартам. Оставляю Юрку на КП в кресле под зонтиком, говорят клево смотрелся… :) На обратном пути втыкаюсь в зрителей на 31622, очень бодро удирающих задним ходом, с ума сойти. Стартую всех, еду следом и встречаюсь с Максом на КП. Идем смотреть на экстримов, балдею над Кирой с Тимкой, ах[beep] ехали, по другому не скажешь. Обедаем (хорошо организаторам, пока все работают можно отдохнуть :) ).

Радио приносит первые новости - один из экстримов сломал мост за 300 метров от нас, Паша едет его забирать и… пропадает. Через полчаса говорит по радио что эвакуация сложная и не мешайте. Бежим смотреть - ну да, сложная. По третьей явно наливают :) . Потом Паша носился по трассе и падал во все канавы, жуть.

Далее едем смотреть что делает стандарт. Километр, два, три… НИКОГО!!!! Е, я с этого места в прошлом году треть стандарта забирал! В слабой надежде что на этот раз обошлось едем далее и за километр от финиша встречаем. Клиенты - УАЗик штатный, едет плохо но старается, потухшая Нива висящая на лебедке и Дачник с отвалившимся двигом и без пульта. Отдаю свой, Ниву убираем вбок и тащим двоих на финиш, думая что через СУ-2 будет сподручней. Ага. Счазз. Путь от КП со спящим на табуретке Ивановым без традиционного фингала (все страньше и страньше) и засыпающим Кисленычем до поля для ночевки занят сидящим стандартом. А был асфальт. Но давно. Едем обратно притащить Ниву, но только вынимаем их на сухой пятак до утра, иначе в темноте запчасти будут, а не Нива. Едем спать на поле. Зарисовка на тему зачем мне 36 колеса - едем по колее, слышу сдвоенный БЛЯМ снизу, думаю ну камушек… БАБАХ!!! машина стоит. Этот "камушек" оказался ребятам по бампер… За 30 метров от спящего Иванова у моего клиента обрывает бензоотстойник, а у Дачника опять падает двиг. Приплыли, ночуем. Вернее до этого Макс успел скатать притащить Киру с Экстрима, а мы - починить бензопровод, но далее КП далеко не уехать, красиво разворачиваемся и спать.

День второй

Утром изображал хмурое привидение (с), разжился кофием (спасибо) и новостями. Надо как-то это все разгребать. Принято стратегическое решение - калечных тащить обратно, УАЗик с починеным бензопроводом пустить дальше (ребята классно рубились пока КВ не вышло). Еду будить нивоводов, изображаю великого знатока электрики с нулевым результатом. Подзаряжаем аккум, цепляемся и поехали. Через некоторое время аккум дохнет, дальше тащим уже полную недвижимость, первая передача вылетает постоянно, Нива ловит бревна и встает на дыбы… Двигатель начинает дохнуть, разгоняю обороты до максимума и прыгаю с места чтоб сдвинуть Ниву еще на пару метров… ааааа…. уууу… УРА!!! выезд на узкоколейку, дальше до старта уже легко. Заряжаем им аккум еще немножко, завтракаем и едем на асфальт. Ребят заберут из города, а я - на финиш, таскать из болота. Это я так думал.

При заходе в болото меня чуть не раздавили стандарты, несущиеся на финиш, а я тут кого-то эвакуировать собирался… :). В итоге на веревку взяли тот же УАЗик, и то чтоб на награждение не опоздать (спасибо Дядькам). Попутно увалился в яму до лебежения, потом стоял с размотанной лебедой и смешил проезжающих мимо ямы участников. Макс в это время вынимал Дачника до лагеря, а я мучался совестью что лучше - стоять тут или лететь к нему обратно. Но Макс позвонил что все уже в порядке, уфффф.

В лагере после награждения без Вовы, Угрюмого и Паши (тащили поломатых Киру и Селюгина, это отдельная сага о инвалидах) заводил московский Патруль. Порадовался что он накрылся не на трассе, надо вводить ограничение по массе сверху.

Домой ехал на третьей передаче газ в пол… 30 кмч. Спасибо Максу, сопровождал до города, одному ночью на полудохлой машине страшно.

Грязь из мойки после меня выносили лопатой. Долго.

Выводы - Киварин удался как никогда, никто не ушел обиженным. По-моему так (с) Вини-Пух.



Быков Алексей

Дай Ванадию два железных пульта от лебедки - так он один сломает, другой - потеряет...

…что он имел возможность блестяще продемонстрировать на прошедших соревнованиях. Но по порядку.

На соревнования заявляем Сурка, но он имеет массу дефектов и недоделок, устраняемых, естественно, в последние ночи перед поездкой, потому что днем – цейтнот. Что, впрочем, тоже естественно именно в тот момент, когда этого особенно хочется избежать… В итоге к отъезду имеем Сурка без генератора и Бегемота с заведомо печальным исходом в плане сцепления. Ванадий с Гивиком должны подъехать к шести… К приезду ребят лихорадочно готовлю обе машины, еще и еще раз просчитывая варианты. Уже восемь… десять… одиннадцать… Козюлина сделала Ване козью морду и повела себя как последний ЭРРЕКТОР, отказавшись двигаться дальше Сертолово. Перегрузившись в Ниву, в двенадцатом часу таки ребята прибыли. Проведя маленький консилиум, решаем ехать таки на Сурке.

Срочно перекидываем весь шмурдяк из Бегемота и отчаливаем, пытаясь успеть на мосты… Но через десять верст чисто вымытый Сурок затормозил всеми четырьмя лапами и отказался ехать в грязь. Если тормоза заклинило, значит они есть… Звонок другу… Доктор Пельмень, специалист по уродской технике, по телефону руководил операцией вскрытия вскрытия главной артерии тормозной системы. Кровопускание несколько взбодрило Сурка, но это был кратковременный эффект – пришлось поворачивать назад вторично и окончательно. Совершаем обратное перемещение шмурдяка в чрево Бегемота, скручиваем и кидаем в багажник лебедку, ставить будем на месте…

Итак, поменяв на переправе всех возможных лошадей, в два часа ночи выезжаем в сторону разведенных мостов. Обедаем-ужинаем-завтракаем на НЕСТЕ, перепрыгиваем по Володарке Неву и начинаем выписывать катастрофические зигзюлины, засыпая на шоссе. Пытаемся развлечься, играя по рации в слова, но отвратительная слышимость позволяла говорить слова любые и невпопад и мозг попросил пощады. Так как амплитуда моих зигзюлин стала превышать ширину дороги, мне достался переходящий будильник-Гивик, и мы с ним дремали до тех пор, пока сон не прогнал короткий вопрос: а куда, собственно, надо ехать – карты нет, легенду ни кто не помнит, а ноутбук с полезным Интернетом остался на даче… На заправке Мише предложили карту Парижа… Потом купили нужную карту, но без легенды совершенно бесполезную – весь район соревнований на ней закрывался копеечной монетой. После того, как Ваня едва не одел Нивку на каменную стелу, останавливаемся на пяточке, не доезжая Гатчины и сладко спим часа полтора. В этот раз ночная фея что-то перепутала и кошмарный сон с фурой достался Ванадию.

Поплутав по лесным дорожкам пребываем в лагерь за полчаса до старта. Ваня убегает на брифинг, а мы с Мишей лихорадочно ставим лебедку и пытаемся разделить вещи на необходимые и нужные, то есть те, которые понадобятся, если мы их не возьмем. В итоге берем все и кучей: найти конкретную вещь невозможно, хотя в машине она гарантировано есть. Ты суслика видишь?.....(с).

При жеребьевке Ванадий вытаскивает первое стартовое время – это значит, что позавтракать уже не успеваем. В паре у нас стандартный УАЗ с экипажем JEENY&ОЛЕСЯ+пассажиры… Ладно, ребята веселые, будет нескучно. Ванька по поводу «УАЗА с девчонками» пробормотал, что в болоте все может пригодиться, особенно через пару дней отсидки, а штатный хирург, облизнувшись, заметил, что у женщин мясо нежнее…

Стартовали… Трасса – прошлогодний осенний Киварин… Вперед пускаем УАЗик, ребята идут на удивление хорошо, но клиренс маловат и периодически продергиваем их лебедкой, но дальше- глубже, садятся чаще и постепенно сзади выстраивается хвостик. Сделав вид, что мы просто катаемся, пропускаем вперед этих смешных спортсменов, для которых призы и награды важнее человеческого общения в очереди за утонувшим УАЗом :))))))))

На гати Бегемот начал издавать несвойственные ему звуки. Медосмотр показал, что упал двигатель и крыльчатка вентилятора заклинила в кожух. Пилим и выкидываем кожух, поднимаем и вывешиваем стропой двигатель на лежащее поперек капота бревно. Вроде держится… Тем временем наших напарников утаскивает вперед Баклажан. Темнеет. Контрольное время вышло. Парный экипаж просит эвакуации – какие-то нелады с машиной. Бегемот перегрыз коллектором стропу и двигатель опять упал. Ну, теперь вроде попроще – отвечаем сами за себя. Вешаем двигатель на стальной удлинитель лебедки - так понадежнее будет… Расслабляемся. Шутки, приколы, ржем до потери пульта. От лебедки… Прости, Гринбоб… Бродим с Ванькой по колее, пытаясь зацепить ногами из жижи белый провод, но после нас уже все распахали трактора организаторов… Разживаемся пультом у Смирнова, ответственным назначается Миша…

Дальше все помнится с трудом – сказалась усталость и недосып последних дней: куда-то едем по колее, прыгаем через бревна, падаем из колеи и лебедимся. Штурмана снуют туда-сюда и равномерно покрывают салон немыслимым количеством грязи. Единственной чистой вещью в машине остаются мои очки – местами я сквозь них еще что-то вижу… Вот встаем в очередь за утонувшей Нивой с мертвым генератором, ребята почему-то лебедятся за стоящую страшно далеко парную машину, при этом хода лебедки хватает только на то, что бы растянуть троса-удлинители. На Бегемоте их не объехать – камни… Штурмана убегают договорится на предмет оттащить ребят вбок через блок. Через час им это удается, исполняем маневр, при этом периодически засыпаю на руле, упираясь ногой в педаль газа, чем нервирую стоящих рядом людей. Пролетаем мимо, мчимся, оббивая пороги о камни, финиш все ближе…

Метров за пятьдесят до финиша раздатка окончательно забастовала – понижайку было не удержать и двумя руками. Открываю капот. Блин… Двигатель опять упал… Как раз в этом месте оказалась живописная, по сравнению с колеей, полянка. Всё, ночуем здесь, в лагере уже спят… Моросит… Ставим палатку прямо на растянутый поперек поляны лебедочный трос. Греем вино. Есть мясо, но нет мангала, а что-то изобретать из подручного материала уже неохота. Хотя если насыпать углей в колею, получим мангал длиной в пять с половиной километров, на котором можно зажарить коров всего мира… Но, глотнув по стаканчику горячего, понимаем, что и нанизывать мясо уже лень и Ванька с Мишей затевают бесподобный суп из всего, что было под рукой плюс баночка консервированной фасоли – Макаревич может пойти и повесится от зависти… Суп съели еще до того, как он начал кипеть. Теперь – палатку, плюшевый бегемотик под голову… Проваливаемся в здоровый джиперский сон с внедорожными кошмарами: как нас переезжают трактора организаторов, как сматывается трос, на котором стоит палатка, как из леса выходит некто в хоккейной маске и вынимает из машины бензопилу… Это все мне поведал с утра отсыревший за ночь Ванадий, мне же снились совсем другие сны…

Ранним утром нас посетило хмурое привидение – Смирнов и за кофейком поведало нам про ужасную гать впереди и советовало с отъездом не торопиться – мол к вечеру ее достроят и уж тогда… «Не торопиться» очень соответствовало настрою на предстоящий день, но подъехавший вскоре Лычев испортил праздник, сообщив две новости – хорошую и плохую. Плохая заключалась в том, что ехать нужно назад и немедленно, а хорошая – что дорогу мы знаем… Правда сам Макс остался обеспечивать наш отход и это была вторая хорошая новость, ведь мы остались без понижайки… Пришлось форсировать сборы. Заползшего в угол палатки хирурга выманивали сначала кофейком, затем ручкой от джека. В ответ Гивик сонно бредил профессиональными шутками про тазобедренный сустав и коленные чашечки… Так как накануне мы превратили всю непромокаемую одежду в тяжелые глиняные комья, на которые противно было даже смотреть, не то что к ним прикасаться, пытливый Ванин ум родил идею бесподобного костюма из мусорных мешков… Перевязанный белым скотчем по черному пластику Человек-Мешок был похож то ли на черепашку-нинзя, то ли на бэтмэна… В общем, Человек-Паук отдыхает… Мне был вручен упрощенный вариант, но все равно было понятно, что мы одна команда. Гивик от карнавального костюма почему-то отказался и стал с нами преувеличенно вежлив, стараясь не поворачиваться к нам спиной…

Пытаясь вытянуть Бегемота на травку, обнаруживаем, что лебедка не сматывает – сломан пульт. Ах Ваня, Ваня, золотые руки… Пока, замыкая контакты кусачками, выбираемся на полянку, Макс чинит пульт. Подвязываем на металлический трос двигатель, технология уже отработана, кому надо – обращайтесь… Цепляемся тросом, отъезжаем на десять метров и Бегемот, дико звеня клапанами и показывая перегрев, замирает. В расширительном бачке - пусто, в радиаторе – пусто… На заливку воды радиатор отвечает столбом пара, который с клокотанием и свистом плавит воронку. Движок при этом негодующе дрожит и булькает. Опаньки… Пробит нижний патрубок и мой красный антифриз равномерно разлит по трассе… Но у Лычева с собой было… В смысле – патрубки. А воды уже не было… Пока меняли резинку, Миша через стерильную марлечку отцедил болотную воду от шишек. У нас появилось литров тридцать буроватой охлаждающей жидкости. Должно хватить… Поехали… Спасибо Максу за нежную эвакуацию – было очень комфортно.

Пару раз раскидывали плавающие бревна с вбитыми костылями – как только ночью проехали. Торчащим валуном подправили форму рулевой тяге. Стали забрасывать колею бревнами, при этом Человек-Мешок, крикнув «………ь» рухнул плашмя под колесо, приложившись ребрами о бампер. Мусорный гидрокостюм не был рассчитан на такие испытания – сиденье зачавкало, Ванька охал, держась за бок... Старались ехать сами, поддергиваясь в особо засадных местах, за что и поплатились – сразу после окончания грязи кончилось сцепление. Кто бы мог подумать… А то мы уже заждались… Снова цепляемся тросом и тащимся в лагерь. По дороге нас перепоручают Кифбесту с Наташкой на незнакомой Ниве, у которых Ванадий тот час же выклянчил сухие штаны и всю дорогу до лагеря брыкался на заднем сидении, пытаясь освободиться от прилипших телепузиков и мусорных мешков в скотче, постанывая от блаженства.

В лагере нас поджидал раскаленный мангал, вокруг которого грелся отмучившийся народ. Сухие ноги, счастливые лица. Гризли уже с интересом выслушивал рассказ о том, как он провел эти выходные… Заряжаем мангал мясом, пьем горячий чай с сушками. В город тянемся Лешим, чуть было не попадаем к нему в баню. В следующий раз, Борис, уж очень устали, да и ремонтироваться надо… В городе его сменяет ванадиевская Нивка. Выгружаем Мишу… Спасибо за компанию… И за флегматичное хладнокровие, удачно скомпенсировавшее некоторую нервозность начала поездки. На дачу плетемся позавчерашними зигзюгами – оба засыпаем… Спасибо, Ваня… За теплоту и радушие… Пошел менять сцепление…



Миндель Леонид

Милый мой шлицы сорвал
Изогнул карданный вал
А потом сломал лебедку
И в болоте хлещет водку
В. Зарицкий.

Ну кто так строит, а?! Зачем эти замечательные гатчинские леса так сильно заболотили? Я, конечно, понимаю, враг не пройдет и все такое, но я-то не враг. Я простой обозреватель простого внедорожного журнала. И какой, спрашивается, глубинный смысл в том, чтобы меня тут топить?

Хотя я не совсем прав. Никто меня и не топит. По грудь в трясину я забрался совершенно самостоятельно. Теперь надо как-то выбираться, а то шутки шутками, а я все больше погружаюсь. Так, без паники, надо за что-нибудь схватиться. Ух ты, какая замечательная сосна, была бы она еще лет на десять постарше, цены бы ей не было. Ну да ладно, будем надеяться, что она глубоко вросла. Ага, вросла она глубоко, вон какой корень здоровый, полметра наверно в диаметре, о, вроде бы погружаться перестал. Дно что ли? Ну и видок у меня, морда красная, в зубах фотоаппарат, за ухом сигарета, в руках елка. Ладно, выкину-ка я этот бансай, а то набегут наши зеленые друзья, защитники леса, застыдят, мол такой бугай здоровый, природу живую губит.

Вылезаю на твердое место. По мне обильно стекает черная жижа, полукомбез мокрый насквозь, а запах... густой болотный дух. Болотный, болотный, я не настолько испугался.

Где-то тут должен быть промежуточный лагерь. Старт дан вчера утром, вечером же всем финишировавшим была сделана отсечка времени. И вот сейчас мне на встречу должны нестись команды стартовавшие из промежуточного лагеря.

А вот и они, на бешеной скорости над болотом разносятся крики штурманов, объясняющих пилотам всю глубину ошибочности их действий. Тут и там мелькают сенд-треки и лопаты, среди хаотично утонувших машин ходят члены экипажей и любуются делом своих рук.

Смотрю на верный навигатор, до лагеря пятьсот метров по прямой. Обхожу нагромождения засевших автомобилей. Чуть не забыл, надо же впечатления участников о соревновании узнать.

- Мужики, как вам гонка-то?
- Очень хорошее соревнование!
- Мы рады, что смогли приехать.
- Есть небольшие трудности с машиной. Но в целом отлично.
- Мы немного заняты и не можем вам ответить, поэтому, пожалуйста, проходите, не мешайте.
(Здесь и далее приблизительный перевод на литературный язык выполнен автором).

А вот и промежуточный лагерь стандарта. Грязные машины, мятые лица, все счастливы и чего-то жуют.
- Привет, ребята. Чего стоим, кого ждем?
- Тебя, гы-гы. На-ка согрейся.
- Спасибо. Ну, за встречку, за знакомство. Когда у вас старт, то?
- Два часа назад был.
- Так чего не едем?
- А куда? - живописный жест в сторону болота заваленного УАЗиками.

Стоим, думаем о не легкой жизненной ситуации. Подъезжает УАЗка на тракторной елочке, с ним "семидесятка" из машин появляются соответственно Зарицкий и Трухляев. На организаторов наваливаются с вопросами на тему отсечки времени по причине полной невозможности движения по трассе. Вопрос разрешен, все довольны. Пора подкатиться и мне.
- Дядя Вова, а ты сейчас куда?
- Да надо тут недвижимость эвакуировать.

Роли недвижимости сегодня исполняют Нива с вечно горящей лампочкой давления масла и 69-й с красиво оторванным рулевым редуктором.
- А как пойдете?
- Как, обратно по трассе и до упора.
- Во, это то что надо, место еще одно найдется?
- Запрыгивай ко мне, и поехали.

Запрыгивай. Для тех, кто не в курсе, повторюсь, я создание большое и громоздкое. Запрыгивай. Втиснулся я туда только со второй попытки. Время расслабится и покурить. Хм, а что это за странные ощущения такие, а-а это мокрый комбинезон при соприкосновении с не менее мокрым сидением отдает лишнюю влагу, причем отдает ее мне. Ну да ладно, мне так не долго ехать, сейчас быстренько закроем трассу и в лагерь, а там костер, горячая еда и... я понимаю, что я не должен о ней думать, но она там и ждет меня, моя милая, верная фляжка с водкой.

В машину забрались Дядя Вова и его штурман. Тишина и лирика момента сразу же прекратились.
- Так чего не едем. - орет Зарицкий. Штурман открывает дверь (стекла залеплены грязью) и смотрит вдаль. - Да там Пашкин штурман ползунки одевает.
Дядя Вова высовывает большую часть лица из машины и зычным голосом командует:
-Але, невеста, хорош наряжаться, поехали.

Наконец тронулись. Колонна построена по принципу эвакуатор - недвижимость, эвакуатор - недвижимость, впереди Паша Трухляев на белом коне, в смысле на красной Тойоте, и давай ехать. Первые метров сто все было хорошо, потом в живописной луже, края которой терялись в лесной чаще, жесткая сцепка, на которой тащили газон, мило лопнула.

"Вот оно счастье, правда, Забава", - пел один известный мультипликационный персонаж, вот только не понимал он, о чем поет, я бы спел лучше, проникновенней. Стоя по колено в воде в мокром комбезе, я вот уже полчаса любовался инженерным складом ума собравшихся здесь гениев. Значит, сначала лопнувшую проушину пытались прицепить к крюку газика набором разнокалиберных шаклов, когда целая гирлянда крепежных скоб уже висела на сцепке, выяснилось, что есть вероятность отрывания всей этой роскоши с последующим пробиванием радиатора. Откуда не возьмись, появилась буксировочная стропа, которой пилот 69-ого аккуратно приматывал сцепку к бамперу еще полчаса, когда он закончил сие замечательное действо под мои дружные аплодисменты, оказалось, что теперь прицепиться к УАЗке нет никакой возможности потому, что ответная часть сцепки упирается в колею. Как я люблю братьев спортсменов! Ну правильно, на фига разматывать трос если можно поднять сцепку, а за одно и морду газика на требуемую высоту хай джеком, погнув при этом сцепку в самом не подходящем месте.

Ничего бы у нас не получилось, не будь рядом Дяди Вовы. Зарицкий рявкнул что-то жизнеутверждающее, обняв газик и покачав его на домкрате, нежно опустил "козлика" буксировочной проушиной прямо на фаркоп УАЗика, заняло это от силы минут двадцать и помогали ему еще человек шесть.

Движение конвоя возобновилось. Оно вообще довольно регулярно возобновлялось в тот день, примерно каждые десять минут и продолжалось иногда даже минут по пять. Через несколько часов внезапно стемнело. Мне уже было совершенно фиолетово, что я насквозь мокрый и задубевший, остальным тоже было совершенно наплевать на то насколько я замерз. Ко всем нашим праздникам жизни, аккумулятор Трухляева умер окончательно, что нас совершенно не удивило, потому что генератор умер еще вчера. Эпидемия какая-то генераторная, в лагере вот уже вторые сутки мой пилот Паша сидел и смотрел на разобранный японский генератор, нежно поглаживая развалившийся подшипник с гордым штампом на грани 1 ГПЗ. Пока я думал о своем пилоте, сцепка лопнула снова.

А вокруг красота-то какая, в наступившей темноте окружающий пейзаж выглядел загадочным и таинственным, лес проступал на фоне садящегося солнца, четко вырисовываясь контурами деревьев, все так замечательно, главное не опускать взгляд ниже, на вонючую, чавкающую под ногами болотную гать.

Здесь мы разделились. УАЗ и 69-й остались чинить сцепку, машина Зарицкого и его штурман были оставлены в качестве моральной поддержки, мы же помелись в лагерь на награждение на Тойоте Паши. Но влезли в нее не все, точнее не влез замерший и мокрый московский журналист. Меня приютил экипаж Нивы, ностальгия захлестнула меня с головой, я и забыл, как славно ехать в этом чудесном маленьком вездеходе, я и забыл, как я ненавижу каркасы безопасности в таких маленьких машинах! Ну да это ничего, совсем скоро я доеду до лагеря, а там костер, веселье, фляжка и мой дорогой друг и пилот Паша уже наверняка приготовил на ужин что-нибудь на редкость вкусное.
А вот и лагерь. Выбираюсь из Нивы и хромаю к нашей машине на негнущихся от холода и каркаса безопасности ногах. Странно, куда это все едут? Стоп! Они домой едут, награждение закончено. А где костер? А нет костра. Зато есть мой пилот, вот он стоит у машины, надо подойти, наверняка он хочет подбодрить меня добрым словом.
- Ты где был, гад?!
- Так это, на трассе.
- Ну-ну, трасса закрыта давно, все разъезжаются. Заводить нас кто будет?
- Да ладно, сейчас найдем кого-нибудь, помогут. Слушай, а чего пожрать есть?
- А ничего.
- Не понял, а где сало наше НЗ-шное?
- А вот видишь собаку?
- Ага, милый зверек.
- Так вот этот зверек спер наше сало. Но ребята из Выборга дали нам колбасы.
- Вот и отлично, жизнь налаживется.
- Налаживалась.
- ???
- Колбасу эта тварь тоже сперла.
- Да ладно, Паша, не расстраивайся, я сейчас из нее ужин мастерить буду.
- Фиг ты ее догонишь, за ней уже половина лагеря гонялась.

Соревнования закончены, народ прощается и разъезжается по домам. И вот уже поляна пуста, мы одни. Стою перед машиной и подсвечиваю фонарем площадку разворота, ибо электричество в нашем слоненке больше не живет. Пытаюсь осмыслить прошедшее мероприятие. Хорошая была гонка, честная, все довольны и трудная, в экстриме все СУ прошла только одна машина. Мои размышления прерывает истерический крик. Кричит мой пилот. Вы когда-нибудь слышали как взрослый мужик орет благим матом? И не надо. Паша выпрыгивает из машины, кузов загораживает от меня происходящее, но явно слышны звуки борьбы. Подбегаю.
- Что случилось?!
- Леня, ты не поверишь, эта сволочь как-то пролезла в машину и копалась в продуктовом ящике! Я как в зеркало глаза горящие увидел, чуть с ума не сошел!

Поворачиваюсь, луч фонаря выхватывает задницу медленно удаляющейся собаки. Облокачиваюсь на бампер, меня трясет от смеха.
- Ты чего ржешь! Меня чуть инфаркт не хватил.
- Я только что придумал окончание статьи: "и участники и зрители получили от соревнования максимум удовольствия".
 На верхОтправить письмо
  © Клуб автомобильного туризма "Лось" 2006-2013   
Разработка сайта: К.Шведов info@losik.ru           

    Rambler's Top100